Присоединяйтесь к нам: Facebook Twitter YouTube
Выбор по дате
Персона
Цитата дня
"Есть разные силы: Украина, Россия, Европа, США и я не знаю, куда отнести боевиков. Игнорировать их совсем невозможно. Нужно их как-то учитывать, потому что они будут всегда оказывать сопротивление"
Первый президент Леонид Кравчук
Общественное мнение
31 октября 2014

Безугольная зима?

С деревьев облетают листья. Зима уже близко. По идее, 15 октября должен был начаться отопительный сезон, но его в этом году перенесли на две недели. И уже не раз анонсировали, что перестанут отапливать дома на две недели раньше, чем в прежние годы. Причина банальна — не хватает энергоресурсов. Вот только, похоже, что многие чиновники понимают под словом "энергоресурсы" едва ли не исключительно природный газ. О нем непрерывно говорят, его собираются замещать, под его закупки резервируют миллиарды долларов.

Об угле говорят на пару порядков меньше. Наверное, сказывается привычка последних лет. Если проблемы с газом были постоянно на виду и на слуху, то уголь часто не знали куда девать. Профицит энергетического угля был головной болью профильного министерства. И до многих просто не дошло еще, что за последние три месяца ситуация изменилась на 180 градусов — угля стало резко не хвать. Причина — война на Донбассе, накрывшая ключевые угледобывающие районы.

По данным министра энергетики и угольной промышленности, в настоящее время из 155 отечественных шахт 83 оказались на территории, не контролируемой украинской армией.

Примерно такие же данные привел и первый заместитель главы Минэнергоугольпрома Юрий Зюков: на территории, пребывающей под контролем боевиков, расположено 88 шахт, еще 5 находятся вне зоны АТО. При этом большая часть угледобывающих предприятий продукцию не производит. Из этих 93 шахт только 24 работают, 60 — в режиме поддержания жизнедеятельности (в основном откачивание воды или вентиляция), а семь — полностью разрушены. Остановившиеся шахты в прошлом году добыли 32 млн т угля, или до 40% украинской угледобычи.

В результате в августе-сентябре 2014-го произошло обвальное падение добычи — в среднем более чем в два раза. У государственных шахт падение оказалось еще круче — до войны они ежесуточно выдавали "на гора" порядка 70 тыс. т угля в сутки. В августе-сентябре добыча упала более чем втрое.

Одновременно с этим многочисленные диверсии на железной дороге (взорвано порядка двух десятков мостов) парализовали вывоз даже того, что добыто.

Как итог, накопление угля на зиму было полностью сорвано. Если на начало июля на складах электростанций генерирующих компаний находилось 3,34 млн т угля, то через три месяца "накопления" его осталось почти вдвое меньше — 1,74 млн т. Один август слизал со складов более миллиона тонн угля. И это летом!

Вдобавок на поверхность выползла еще одна проблема, ранее интересная разве что специалистам — вопрос о марках углей. Оборудование ТЭС предназначено для сжигания вполне конкретных марок угля. Это или антрацитовые и т.н. "тощие" угли (таких станций у нас семь), или угли газовой группы.

С антрацитовыми углями произошла реальная катастрофа. Львиная доля районов их добычи осталась у сепаратистов. В результате там заблокированы производственные мощности, обеспечивающие добычу 1,5-1,6 млн т антрацита в месяц. В итоге, если на 1 июля на складах ТЭС и угольных ТЭЦ находилось порядка 2,3 млн т антрацитовой и "тощей" группы углей, то к октябрю их осталось менее полумиллиона тонн.

Как это выглядит, можно убедиться на примере близкой к Киеву Трипольской ТЭС. Июль она встретила, имея 345 тыс. т угля на складе, сейчас там угля в 11 раз меньше. Станция работает практически "с колес", почти не имея резерва.

Мощная Змиевская ТЭС на Харьковщине вообще простаивала две недели, накапливая уголь. Однако накопили буквально крохи.

На этом фоне группа "газовых" углей выглядит не так плохо, ее запасы даже слегка (хотя совершено недостаточно) выросли.

Исчерпывающе положение охарактеризовал главный диспетчер НЭК "Укрэнерго" Виталий Зайченко: "Ситуация критическая, даже сверхкритическая. По данным генерирующих компаний, более-менее нормальное обеспечение углем только по пяти станциям. Это три станции "Западэнерго" (Бурштынская, Добротворская и Ладыжинская), плюс Запорожская и Кураховская ТЭС. По остальным станциям есть проблемы. Поставок практически нет. Обеспечить их работу даже минимальным составом генерирующие компании, я так понимаю, не могут. Кроме влияния на общий баланс, это уже привело к локальным проблемам, которые могут перерасти в глобальные. Отсутствие достаточной генерации на Змиевской, Трипольской и Приднепровской ТЭС уже привело к сетевым проблемам. И решить их никаким другим образом, кроме как ввода дополнительных мощностей на этих станциях, нельзя. Или нужны ограничения потребителей Единой энергосистемы Украины.

Чтобы уберечь систему от развала, мы уже в начале октября дважды ограничивали потребителей Центрального и Северного регионов. Никогда еще такого не было, чтобы атомные станции производили до 60% энергии в сутки. (АЭС неманевренные. — С. У.) Это очень тяжелый режим. Так что очень важно сбалансировать систему, особенно в ночное время. По нашим подсчетам, для обеспечения полноценного прохождения зимнего периода только угля необходимо поставить до 7 млн ​​т марки "АШ" и "Т" и 10 млн т угля группы "Г" и "Д". По прогнозам, которые нам дают генерирующие компании, мы этого угля не видим".

Словом, если не будет найден уголь, энергосистема рухнет и мы вернемся в режим веерных отключений, причем не образца 90-х годов прошлого столетия, а по гораздо более жесткому сценарию, когда свет не отключают, а скорее периодически включают.

Ранее глава Минэнергоугольпрома Юрий Продан говорил, что стране не хватает угля для производства 30% электроэнергии ТЭС.

Диспетчер НЭК "Укрэнерго" дал четкий ответ на вопрос, как избежать коллапса и что делать: "Выход из этой ситуации мы видим в организации импорта".

Слово "импорт" вызывает у многих чиновников зубную боль. Покупать газ они привыкли, но энергетический уголь?! Принятое пару месяцев назад решение о закупке миллиона тонн южноафриканского угля виделось как страховка на период восстановления поставок из Донбасса после окончания Антитеррористической операции. Предполагалось, что за три месяца (к началу октября) на Донбассе все будет спокойно и шахты начнут работать. Так что купили не так уж много — для государственной генерирующей компании "Центрэнерго" и Дарницкой ТЭЦ (Киев).

Действительность, увы, оказалась много хуже и уже понятно, что импортировать придется намного больше. В середине октября на Луганской ТЭС все так же рвутся минометные снаряды, а две крупные ТЭС — Старобешевская и Зуевская — вообще оказались в тылу у сепаратистов…

Сегодня речь идет об импорте нескольких миллионов тонн угля. Минэнергоугольпром заявило, что для обеспечения прохождения нынешнего отопительного сезона и стабильной работы ТЭС надо импортировать около 4,2 млн т угля марок "А" и "Т", т.е. более половины необходимого станциям. И это скорее минимальная оценка. К примеру, в ахметовской ДТЭК объемы необходимого импорта (частично со своих зарубежных активов) оценивают вдвое больше.

И тут на первый план выходит стоимость угля. Импортный уголь обойдется станциям дороже отечественного (дотации энергетикам не положены). Уже появились приблизительные расчеты. По оценкам экспертов оптового рынка электроэнергии, цена угля для станций вырастет минимум на 350—450 грн. И если в предыдущем оценочном балансе речь шла о цене 850 грн за тонну, то у импортируемого угля это уровень уже минимум 1200 грн за тонну.

По расчетам энергетиков, ежемесячный дисбаланс тепловой генерации составляет 1,5—2 млрд грн. Для прохождения зимы нужно около 3,7 млрд грн. Между тем, имеющийся ресурс госпредприятия "Энергорынок" не покроет и половины этой суммы.

Отвечающая за тарифное регулирование Национальная комиссия регулирования энергетики, ныне реформированная и отвечающая уже и за тарифы на коммунальные услуги (НКРЭКУ), ранее приняла решение выделить на закупку угля всего 100 млн грн. Это лишь несколько процентов от потребности!..

Интересно, что при этом председатель НКРЭКУ Владимир Демчишин дает вполне похожую оценку роста стоимости угля: "Себестоимость тонны такого (импортного. — С.У.) угля в данный момент находится где-то на уровне 1100 грн".

Уголь, который завозится из-за рубежа, дороже из-за себестоимости, логистики, а самое основное — за счет девальвации украинской валюты. В случае если курс гривны будет меняться (девальвировать или укрепляться), то эта цифра будет изменяться и ее придется пересматривать.

Но формального понимания проблемы мало — нужны действия: пересмотр тарифов для генерирующих компаний, кредитование, возврат долгов, жесткая платежная дисциплина.

Теоретически, если бы "Энергорынок" вернул генерации долги (только угольным ТЭС он должен 5,2 млрд грн), этого бы хватило. Но реальность такого сценария, увы, на уровне сказки. Так что придется искать разные варианты. И, главное, следует резко изменить подход к угледобывающей отрасли, которая требует бюджетной поддержки. В чрезвычайных условиях это нормально. В конце концов никого не шокируют десятки миллиардов на докапитализацию банков, которые возвращаются годами.

Здесь же речь идет об обеспечении нормальных условий для десятков миллионов людей. Для начала следует вернуть хотя бы свежеобразовавшуюся задолженность "Энергорынка" перед тепловой генерацией (это порядка 1,8 млрд грн). Надо понимать, что если не обеспечить генерацию ресурсом сейчас, потом это обойдется намного дороже. Причем во всех смыслах — финансовом, политическом и экономическом.

Пока Минэнергоугольпром в качестве источника средств предлагает уменьшение тарифов для "зеленой" генерации. В первую очередь это касается солнечной, фантастические тарифы для которой сегодня уже раз в десять превосходят среднерыночные и "позволяют получать сверхприбыли энергокомпаниям, образованным при прошлой власти".

Но этого явно недостаточно. Минэнергоугольпром тоже согласен с необходимостью "срочно принять меры по соответствующей корректировке тарифов и цен на рынке электрической энергии". Но время уходит…

Сами энергочиновники признают, что "в случае принятия этих мер в начале сентября они позволили бы обеспечить крайне необходимые финансовые ресурсы для генерирующих компаний и создать запасы угля на складах тепловых электростанций". Но эта очень ценная мысль озвучивается почти полтора месяца спустя.

Указана и причина: "К сожалению, Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг, до сих пор не приняты необходимые решения, и указанные предложения Минэнергоугольпрома остались не реализованными".

Все это здорово, но стране неинтересно, кто из чиновников окажется виноват и как уйдет от ответственности — отписками города не обогреешь. Нужны срочные нестандартные меры. Не факт, что уже сегодня не поздно, но еще может повезти с теплым ноябрем. Однако, если чиновники еще пару недель поиграют в бумажки, то страна будет банально замерзать. Рассчитывать, что всю зиму будут цвести яблони, слишком оптимистично…

Из четырех месяцев на накопление запасов к зиме три мы уже почти профукали. В Кабмине это понимают? Или надеются, что лично у них будут автономные генераторы?


+Поделиться:


Счетчики:
Наши партнеры: